Китайская империя
 
Воскресенье, 11.12.2016, 10:57

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2012 » Сентябрь » 30 » Китайская империя
07:26

Китайская империя





Китайская империя

Владимир Дергачев

«Китай...может преподнести миру дар. Этот дар будет счастливым соединением западного динамизма с традиционной китайской стабильностью».
Арнольд Тойнби

Главная особенность последней из оставшихся древних цивилизаций — здесь границы культуры, религии и государства в основном совпадают. История Китая — единственный в своем роде пример более или менее непрерывного развития государства-цивилизации на протяжении четырех тысячелетий. В культурологическом аспекте понятие «китайцы» эквивалентно не «немцам» или «французам», а западноевропейцам в целом. Блистательная культура средневекового Китая возникла на развалинах древнего мира, как западная цивилизация сформировалась на фундаменте античности. Слово «китайцы» — условный термин, перешедший в русский язык с несколько измененным звучанием от названия одного из кочевых степных народов киданей.
Китай — последняя классическая империя с этнически разнообразным населением. Китайцы (ханьцы) составляют 94 % общей численности населения при сравнительно небольшом удельном весе народов других национальностей, среди которых уйгуры, монголы, тибетцы, маньчжуры, корейцы и группа народов, говорящих на тайских языках. Китайский народ сложился в долине Хуанхэ на рубежах речного, лесного и степного ландшафтов. Китайцы заселяют, в основном, Великую Китайскую равнину. Другие народы, численность которых значительна по европейским масштабам — более 70 млн. человек, расселены на западе, севере и юге. Величина китайского суперэтноса всегда являлась гарантом его сохранения. Когда Китай становился добычей иноземцев, попытка покорить страну заканчивалась ассимиляцией победителей, их китаизацией в образе жизни и мировоззрении.
Возрождение великой державы-цивилизации происходит на основе сочетания мировых достижений и местных культурно-исторических традиций, богатого философского наследия. В современном мире Китай остается единственной страной-цивилизацией, обладающей бесценным богатством. Это потаенное богатство сложилось два тысячелетия назад, когда Земля только что облучилась первыми лучами христианства, а ислам еще не родился. Имя этому богатству — мировоззрение и менталитет традиционной китайской цивилизации. Стратегический ресурс Китая заложен в силе и стабильности исторической традиции, в имманентной ориентации на великий порядок, основанный на социальной гармонии и справедливости. Соединенные Штаты Америки с двухсотлетней историей не только не обладают таким богатством, но и выглядят наивными дилетантами в своем стремлении претендовать на мирового господство. Один из истоков долголетия китайской цивилизации, прошедшей через тысячелетия взлетов и падения, был заложен в стратегии «праведного Пути».

Срединный океан коммуникаций

Почему ханьцы называют Китай Срединным государством? Может быть это мания величия, завышенная самооценка или идея этноцентризма в Поднебесной имеет глубокие основания? В природно-географическом и социокультурном отношении Китай, как и другие крупнейшие евразийские цивилизации, занимает краевое положение по отношению к географическому центру Азию, тогда как, например, Россия — срединная страна или рубежный суперэтнос между Западом и Востоком. В геоэкономическом пространстве Китай в прошлом был крупнейшей мир-экономикой и сегодня стремиться возродиться в этом качестве. В этноприродном пространстве Китай действительно занимает центральное положение.
Как нам представляется, китаецентризм следует рассматривать с позиций рубежности многомерного коммуникационного пространства. Возможно, в Азиатско-Тихоокеанском регионе происходит Великое открытие мира рубежной коммуникативности на границах Великих «геосферных океанов»: этносферы (китайский суперэтнос), атмосферы (Азиатский антициклон), гидросферы (Тихий океан), литосферы (сейсмически активных тектонических зон) и биосферы (климатических фронтов). И мы являемся невольными свидетелями не просто возрождения былого могущества Китая, но становления Великого Срединного океана многомерного коммуникационного пространства Земли. Обратимся к многомерной географии Китая с её границами жизни и смерти, кристаллизовавшимися в геополитической концепции «центр — периферия — пограничье».

Географическая организация культуры имеет определенный философский смысл. В древнегреческом полисе центр — агора — пустое место для народных собраний, у русских — храм, у китайцев — граница. В Поднебесной в противоположность хаоса понятия «ритуал» (установленный порядок) и «граница» неразделимы. В ирригационном земледелии в бассейнах великих рек дамба не только отделяет возделанные поля от воды, но и является рубежом жизни и смерти. Строительство дамб и каналов было высшим подвигом китайцев. По аналогии с этими важными элементами хозяйства можно рассматривать и две величайших памятника — Великую Китайскую стену и Великий Шелковый путь. Стена разделяет жизнь и смерть, а по транспортной коммуникации идут потоки товаров и информации.

Секреты долголетия цивилизации

В чем секрет долголетия китайской цивилизации? Возможно, в дыхании земли или качестве почвы естественной и духовной. С плодородием почвы древние китайцы связывали не только свое благополучие, но и традиции, рождение талантливых и мудрых людей. Однако наиболее характерной особенностью китайского ландшафта является не почва, а люди — океан людей. Нигде в мире не рождалось, жило и умирало столько человеческих существ, как на Великой Китайской равнине. В местных рукотворных ландшафтах сама придорожная пыль имеет антропогенную природу. Корни китайского земледелия уходят далеко в историю. Земледелие и животноводство проявились здесь как геологическая сила, позволившая сконцентрировать созидательную энергию, чтобы кормить огромное количество людей и воздвигнуть фундамент цивилизации.
Месторазвитие китайской цивилизации наиболее точно характеризуется одним эпитетом «великое» — Великие реки (Хуанхэ и Янцзы), текущие через Великую равнину, окруженную с востока Великим (Тихим) океаном, с запада — Великими заоблачными горами и раскаленными пустыням, с севера — Великой Евразийской степью и сибирской тайгой и с юга — тропическими джунглями. Между этими великими природными берегами, выполняющими функции буфера и природного барьера, располагался Великий океан цивилизованных людей, окруженный мировой пучиной варваров. Эта ойкумена обитаемой земли и мироздания называлась по-китайски с глубокой древности Поднебесной, а со времен Конфуция — Срединным государством. В этих названиях нет отражения этнического бахвальства или высокого самомнения. Народу было чем гордиться — мягкий климат и плодородные почвы, рукотворные ландшафты, где стерлась грань между созданным природой и человеком; реки, дающие жизнь и приносящие смерть.
У каждого земледельческого народа проявляется любовь к родной земле, но только в китайском языке качество почвы означает дыхание земли, дающее два начала. Это космический лик земли, плодоносящее, материнское тело, живой организм с циркулирующей энергией мира. Это и человеческий лик земли, возделанное поле, выступающее прообразом порядка и ухоженности, а не раздолья и воли. Вот как в книге В.В. Малявина «Конфуций» описывается взаимосвязь космического и человеческого ликов земли. Землеустроение есть устроение мира, а геометрия полей — прообраз «небесной сети» мироздания, пахота — подобие духовного подвига, произрастание семени — тайна человеческого самосовершенствования. Если почва для китайцев мера человека, то водная стихия играет двойственную роль — жизнетворную и смертоносную. Великая Хуанхэ или Желтая река не только кормила половину Поднебесной, но и ежегодно угрожала катастрофическими наводнениями. Поэтому строительство дамб и каналов, требующее общественную коллективную солидарность, являлось высшим подвигом для китайцев. Великая река выступает в образе кровеносной системы матери-земли, питающей все живое или несущей смерть. Поэтому задача мудрого человека состоит в регулировании течения воды. Здесь уместен образ реки как течения общественной жизни и событий.
Горы, обступающие Великую равнину, пронизывают своими вершинами небеса, излучая тончайшую энергию мировых стихий. Они не только служат географической границей Поднебесной, но позволяют людям со своих вершин под другим углом взглянуть на жизнь со стороны, заново открыть мир, и увидеть то, что не видно с близкого расстояния — перспективу созерцания.
Но высший судья для древнего китайца — Небо, награждающее достойных и карающее злодеев. Жизнь восточного мудреца-святого должна быть прозрачной и светиться как кристально-чистый купол небес. Благосклонность небес можно добиваться и постоянно подтверждать успешным правлением. Процветание государства — не милость Неба, а дело рук самих людей. В древней китайской традиции религия обернулась этикой, где человек заслонил собой богов. Идея главенства Неба воспитывала религиозную терпимость. Небо, утратившее личностные черты первопредка, постепенно превращается для древних китайцев во всеобщий космический и нравственный порядок движения и развития всего сущего. Смысл жизни заключается в поддержании правильных отношений человека с космосом, в умении всегда соответствовать движению мира. Древние китайцы ждали не откровения и милости божьей, а благоприятного момента, своего часа. Это умение позволило неоднократно в тысячелетней истории Китай выходить из очередных эпох смут и возрождаться в качестве великой державы.

Тонкий вкус китайцев проявляется в идеи гармонии культуры и природы, должного и естественного. Здесь нет характерных для Европы монументальных мемориалов. Даже знаменитый Лес Кунов с могилой Конфуция и семейным кладбищем его потомков представляет умелое сочетание порядка и отклонения от нормы, единства и разнообразия.
Неповторимой особенностью конфуцианской традиции является необычайный интерес к вещному бытию человека. Обыденное и земное отражается в вещах, излучающих «легкое дыхание жизни». Вещи сами по себе являются материальными памятниками, отражающими кристаллизованную пассионарность человека. Они переживают своих творцов, они долговечнее самых самоуверенных мнений, они несут в себе сверхличную, бессловесную память человечества. Эти святые вещи как неведомые земли, побуждают человека устремляться к безбрежным просторам воображения, за горизонты всего понятого и понятного.
Способом ориентации вещей, созидающий культуру, является ритуал, охватывающий в едином круговороте события в мире природы и человека. Ритуал, выступающий резонансом различных измерений бытия, укореняет все скоротечное во всевременном.
В изоляции от других центров культуры древнего мира жители Великой Китайской равнины создали за тысячелетия оригинальную земледельческую цивилизацию. «Дыхание земли» определило характер взаимоотношений человека и природы, уклад жизни и культурные традиции. Древние земледельцы научились выращивать чумизу, просо, пшеницу, а в дальнейшем и рис. Шелковые ткани, полученные из нити кокона тутового шелкопряда, со временем покорили мир. Железный век принес большие перемены в обществе, политике и культуре, ускорил развитие ремесла и торговли. Лунный календарь привел во взаимное соответствие и органическое единство трех начал мироздания: Неба, Земли и Человека. Иероглифическая письменность, изобретенная китайцами, способствовала этнической консолидации и служила очевидным доказательством их превосходства над другими народами.

Поднебесный «плавильный котел»

Великая Китайская равнина стала «плавильным котлом» цивилизации. Еще в третьем тысячелетии до нашей эры здесь простирались девственные леса и болота, но главным врагом человека были реки, несущие во время паводка не только плодородный ил, но и смерть. Многие древние обитатели этих мест не выдержали натиска природной стихии и отступили в горы, где, продолжая заниматься охотой, в конце концов, исчезли с исторической арены. И только часть племен бросилась на борьбу с Рекой. Чтобы победить катастрофические наводнения, им пришлось усвоить коллективную дисциплину и жесткую организацию. Это были предки китайцев, вознагражденные за смелый вызов стихии возможностью возделывать плодородную почву, «дыхание» которой дало жизнь оригинальной культуре.
Древнекитайское государство (эпоха трех царств, включая Чжоу) представляло собой конфедерацию княжеств, связанных высшим достижением культуры того времени — иероглифической письменностью. Как только конфедерация распалась, в результате плохого содержания дамб в контрнаступление перешли воды Хуанхэ и горные племена «варваров». Железный век способствовал техническому усовершенствованию оросительных систем и повышению урожайности земель. Эпоха Борющихся царств сменяется новой консолидацией вокруг царства Цинь. В 221 г до н.э. циньский ван принял новый титул «хуанди» (императора) и вошел в историю как Цинь Шихуанди, приказавший возвести гигантское фортификационное сооружение — Великую Китайскую стену, чтобы обеспечить северные границы империи от варваров. Но это знаменитое в истории объединение Китая закончилось геноцидом против собственного народа и культуры — были истреблены не только ученые и книги, но и все читатели исторических и философских трактатов. В период средневековой императорской истории Китая на берегах Хуанхэ создался новый народ, который соотносится к древним китайцам как итальянцы к римлянам. С эпохи объединения Китая императором Цинь Шихуанди на территории между Хуанхэ и Янцзы возникли северокитайский и южнокитайский этносы, месторазвитие которых связано с изменением ландшафта.

Лев Гумилев выделяет в этнической истории Китая географический и временной факторы. География определила условия адаптации народа к региону с определенными ландшафтными и климатическими условиями. Великая Китайская равнина, включающая бассейны Хуанхэ и Янцзы, с благоприятным климатом стала природным «плавильным котлом» китайского суперэтноса. Высокогорный Тибет с холодным и разреженным воздухом и вечно снежными вершинами, безводные пустыни Гоби, Алашань и Такла-Макан были непривлекательны для китайского населения, заселявшего лишь отдельные оазисы с особым микроклиматом. >
«Плавильный котел» китайской цивилизации сложился на месте одного из мировых полюсов многомерного коммуникационного пространства. Обратимся к географии. Великая историческая река Хуанхэ, вырвавшись из горных теснин, у города Ланьчжоу делает резкий поворот на северо-восток, и, огибая песчаную пустыню Ордос, устремляется на юг. Встретив здесь горную преграду, вновь резко поворачивает на восток к Великой равнине. У этих крупных излучин в Хуанхэ впадают Вэйхэ и другие реки с запада. Кроме того, вблизи выхода Хуанхэ на равнину берет начало один из притоков другой Великой реки Янцзы. Таким образом, природа подарила людям уникальный коммуникационный узел с транспортными осями юг - север и восток - запад. Именно здесь формировалась чжоуская этническая общность, расположено созвездие крупных городов прошлого и настоящего — многочисленные исторические столицы, включая «Великий город Шан» и древние столицы Хао и Фэн эпохи Чжоу (1027 - 249 гг. до н.э.). В 202 г. до н.э. в низовьях реки Вэйхе вблизи её впадения в Хуанхэ была основана столица ханьской империи Чанъань, ставшая к началу Новой эры одним из крупнейших городов мира с населением свыше 300 тысяч жителей. Отсюда брал начало Великий Шелковый путь. В III — VI вв. Чанъань является столицей ряда северокитайских государств. В 583 г. здесь была построена новая китайская столица Дасин (впоследствии переименованная в Чанъань), выполнявшая свои функции до 923 г. В связи с перемещением экономических и культурных центров на восток город с Х века постепенно утратил свое прежнее значение, получил с ХIV века новое название Сиань и в современном Китае является одним из крупнейших экономических и транспортных узлов Китая, центром одноименной провинции. Население города увеличилось за период 1970 - 2000 гг. с 2,7 до 7,7 млн. жителей. Такие темпы роста характерны и для других город, расположенных на возрождающемся Великом Шелковом пути. Чжэнчжоу, расположенный на пересечении главных коммуникационных осей Китая, увеличил численность населения за тот же период в семь раз (!) с 1 до 7 млн. человек.
Температура «плавильного котла» часто поднималась от внешнего воздействия. Но и постоянно закрытый разогревающийся «котел» так же грозил внутренним социальным взрывом. Так устроена природа, «пар» периодически надо выпускать, но как это сделать? p>

Великая цивилизационная геополитика

В великом «плавильном котле» китайской цивилизации зародилось «срединное» мышления, сочетающее два философских начала — изоляционизм и открытости к внешнему миру. Китайская концепция этноцентризма сложилась в VII—VI вв. до н. э. на основе противопоставления древних китайцев и «варваров» и получила законченный вид в учении одного из наиболее крупных последователей Конфуция — Мэнцзы. Древние китайцы ощущали себя активным, преобразующим началом в этнических и культурных контактах. Геополитическая концепция этноцентризма противопоставляла Поднебесную (центр ойкумены «чжун го») и окружающий «варварский» мир четырех стран света. Не случайно в ханьское время термин «чжун го» приобрел значение «Срединное государство». Конфуцианцы считали, что между центром Поднебесной и её периферией лежат качественные, непреходящие различия. В универсальной системе макрокосмоса взаимообусловлены размещение небесных светил и географическое положение территории; соотношение космических сил инь и ян («темное» и «светлое» начала бытия); «дыхание земли», определяющее врожденные качества человеческого характера и так далее. С «варварами четырех стран света» лучше всего вообще воздерживаться от контактов, но если столкновение неизбежно, следует воевать с «варварами» руками других «варваров». Геополитическая концепция этноцентризма в средние века была взята на вооружение официальной китайской идеологией.
Наиболее резко противостояли конфуцианству в отношении контактов китайцев и «варваров» последователи учения легизма. Школа легистов обосновывала политику открытости к внешнему миру, стремление идти на любые контакты, если они выгодны государству. При межцивилизационных контактах народы заимствуют друг у друга отдельные обычаи или предметы материальной культуры. Так, например, древние греки переняли солнечные часы от вавилонян, щит и шлем — от египтян и письмо — от финикийцев. Естественно, не избежали заимствований и древние китайцы. Для более успешной борьбы со степными кочевниками необходимо было использовать конницу, отсутствующую у китайцев. В результате реформирования армии пришлось отказаться от традиционной одежды, мешавшей ведению боя в конном строю, и заимствовать у «варваров» укороченный халат, а главное, штаны, которые китайцы ранее не носили. Это дало повод для знаменитой дискуссии между конфуцианцами и легистами по проблемам заимствования «варварской» одежды и отношению к традиции.

Сосуществование взаимоисключающих начал позволило сохранить Китаю особое положение в мире как единственного, сохранившегося с древних времен государства-цивилизации. Социально-экономические отношения с внешним миром сопровождались созданием барьеров против инкорпорации, стремлением сохранить государство-цивилизацию.
Эта философия материализовалась в известных памятниках — Великой Китайской стене и Великом шелковом пути. Великая Китайская стена была возведена при императоре Цинь Шихуане, который покровительствовал легистам и преследовал конфуцианцев. Многие из них закончили жизненный путь на строительстве самого длинного кладбища в мире. Европейцы, воспитанные в духе рационализма, рассматривают Великую Китайскую стену как определенное чудачество китайцев и, как часто бывает у самоуверенных людей, глубоко ошибаются. Можно оспаривать эффективность возведения гигантского фортификационного сооружения в географическом пространстве. Однако Великая стена, выполняющая барьерные функции, является материализованным символом не только китайской философии, но и многомерного коммуникационного пространства. В геополитическом пространстве Стена служила преградой для степных «варваров» и ограничивала деятельность китайцев за её пределами, в географии являлась границей субтропиков и сухих степей, а в душе человека — символом барьера против чужеродных заимствований в духовной сфере.

Великая Китайская стена

Источник: http://www.studychinese.ru/images/articles/Chang_cheng.jpg

На рубеже новой эры основным коммуникационным каркасом древнего мира становится Великий шелковый путь. Через огромные пространства осуществлялся не только торговый, но и интенсивный информационный, культурный обмен. В зависимости от геополитической обстановки межцивилизационный диалог то возрастал, то затухал. Встречая политические и экономические препятствия, торговый путь, созданный волей целеустремленного человека, подобно реке, выбирал новый маршрут. И, если наложить на географическую карту исторические трассы, они создадут впечатляющую картину коммуникационного пространства. Здесь обнаруживается, что современность переполнена мифами.
Великий шелковый путь нельзя отобразить в виде единственного торгового маршрута, это, прежде всего, разветвленный коммуникационный каркас, соединявший древние цивилизации. Как правило, не было и купцов, совершавших длительное хождение с Востока на Запад, из Китая в Европу, и сама торговля имела особый геополитический характер.
Благодаря гению человека был изобретен конвертируемый товар, способный преодолевать экономические издержки долгого и опасного пути. Впервые китайский шелк появился в Риме при императоре Августе. Древнекитайский шелк, приравниваемый по цене к золоту, выкачивал из Римской империи огромные средства. Торговля осуществлялась через посредников, среди которых выделялись парфяне и евреи. Политика китаецентризма рассматривала шелк как стратегический товар. Иноземцы могли его получить только в качестве подарка в обмен на предоставленную дань. Эта своеобразная данническая торговля позволяла Китаю превращать в своих «вассалов» многих правителей, включая римских императоров. О чем последние не догадывались. В столице Поднебесной Чаньане имелись многочисленные «фальшивые посольства», организованные предприимчивыми иностранными купцами

Разветвленная сеть Великого шёлкового пути и генеральное направление (выделено розовым цветом)

Источник: http://decan.kz/wp-content/uploads/2009/03/052.jpg

Возможный южный вариант возрождения ВШП

Источник: http://de.academic.ru/pictures/dewiki/115/seidenstrasse_gmt.jpg

На протяжении многовековой китайской истории философия открытости к внешнему миру соперничала с политикой изоляционизма, чему способствовали особенности природных рубежей государства-цивилизации. Древние мыслители представляли Вселенную в виде безграничного круга неба и земли, центром которой было Срединное Китайское государство. Исторически сложилось, что китайские династии рассматривали в качестве естественных границ с другими странами огромные пространства северной тайги, пустынь Гоби и Такла-Макана, горные системы Куньлуня, Тибета, Гималаев, на юге — джунглей Меконга, а на востоке — Великого океана, которые способствовали изоляции Китая. Относительная доступность с севера из Центральной Азии вызвала необходимость сооружения Великой Китайской стены, прикрывающей северо-западные границы империи от нападения кочевых народов. Кроме того, природные особенности северотихоокеанского круговорота (течений) и сезонной смены ветров благоприятствовали плаванию в морях Юго-Восточной Азии и Индийского океана, но ограничивали возможность плавания на восток. Не случайно, многие близлежащие к Азиатскому материку острова были открыты европейцам со стороны Америки.
Первые столкновения на севере с русскими — народом другой цивилизации — показали глубину социокультурных различий. Если у европейцев государственная граница была рубежом (река, искусственная линия и др.), осуществляющим барьерные, контактные и фильтрующие функции, то в Китае в качестве границы рассматривались «буферные» пространства, затрудняющие контакты с окружающим миром. Поэтому после захвата Цинской династией Приамурья не только не были предприняты меры к его заселению, но и продолжался угон населения внутрь Китая за линию Ивового Посада — системы полевых укреплений и караулов, сооруженных на расстоянии 800-1000 км к югу от Амура. Уже в ХХ в. различия в трактовках международных соглашений о границе осложняли советско-китайские отношения.
Таким образом, природа позаботилась, чтобы изолировать Китай от остального мира. Это способствовало формированию «срединного» мышления, а иногда и уверенности, что можно обойтись без контактов с другими народами. Отсюда берут истоки падений и взлетов китайской цивилизации.

Почему китайцы не покорили Великую Евразийскую степь и не проникли в Европу? Лев Гумилев, первым поставивший этот вопрос, трактует этот факт следующим образом. Казалось бы, что один из крупнейших по численности народов мира при бурном демографическом росте должен был расширяться за счет прилегающих «жизненных пространств». Но самые крупные китайские агрессии эпохи Хань (II в. до н. э.) и эпохи Тан (VII — VIII вв.) закончились трагично и Северный Китай дважды попадал в руки степных народов Сибири и Дальнего Востока. И это притом, что военная и экономическая мощь Китая была на порядок выше, чем у степных народов, а культуру эпохи Тан академик Н.И. Конрад>(1891 – 1970) назвал «Китайским Возрождением».
По нашему мнению, «срединное» мышление предостерегало от крупномасштабной экспансии в географическом пространстве. «Варвары», проникающие в Китай через края «плавильного котла», ассимилировались в Великом океане людей. Так же можно было раствориться, утратить «почву» в безбрежном евразийском пространстве. Но опасна и другая крайность, находясь на вершинах мирового могущества, «вариться в собственном котле». p>

В эпоху Минской империи (1368—1644) укрепляется авторитет Срединного государства, многие города становятся крупными ремесленно-торговыми центрами Восточной Азии. Усиливаются внешнеторговые связи со странами Юго-Восточной Азии, поразительный размах получает морская экспансия. Китайские мореплаватели за восемь десятилетий до Васка да Гамы открыли восточные берега Африки (1418). Их корабли заходили в гавани Вьетнама, Явы, Суматры, Индии, Ирана и Аравии. Наблюдается быстрый рост китайских городов, появляются крупные мануфактуры, практикующие разделение труда в процессе производства.
В начале ХV века отмечается примерно один уровень развития цивилизаций в Европе, Индии и Китае, где блистают богатством крупные портовые ремесленно-торговые центры и поразительных результатов достигает морская экспансия. Однако внутриполитическая обстановка в Китае приводит в дальнейшем к свертыванию внешнеторговых связей. Столица из портового Нанкина переносится в Пекин, ближе к беспокойным рубежам с монголами и маньчжурами. Политика изоляционизма пагубно отразилась на развитии общества, привела к гибельным для страны последствиям. И наоборот, христианская традиция преобразования мира способствует Великим географическим открытиям и созданию новых рынков.
Прошло немногим более века после начала изоляционистской политики, и в приморских районах появились европейские «варвары» португальцы, а в дальнейшем англичане, французы, которые добились создания свободных экономических зон — открытия ряда китайских портов для международной торговли. В результате англо-китайской войны 1840-1842 гг. по Нанкинскому договору Великобритания принудила китайское правительство объявить Гуанчжоу (Кантон) открытым портом и отторгла в «вечное владение» у Китая остров Сянган. Имперский Китай, поверивший в свою исключительность, отгородившись от окружающего мира, совершил роковую ошибку. Полуколониальная страна была отброшена на задворки цивилизаций. Китай, как считали европейцы, навсегда проиграл в борьбе за мировую гегемонию.

«Опиумные» войны (1840—1842, 1856—1860) и великое движение тайпинов, создавшее подобие собственного государства во главе с «младшим братом Иисуса Христа», вскрыли слабость китайского государства. Принято главной причиной отставания Китая в развитии капиталистических отношений называть правящую маньчжурскую династию. Известный историк И.М. Дьяконов выделяет другую важную причину. Если в Западной Европе интеллигенция (социальная прослойка людей умственного труда) смыкалась с предпринимателями, и результаты интеллектуальной деятельности шли на пользу капиталистического производства, то в Китае согласно инерции традиции наиболее образованные люди посредством государственных экзаменов вливались в состав бюрократии. Таким образом, предпринимательство в Китае оказалось лишенным всякой идеологической или социально-психологической основы.
Но есть и другая, не менее важная причина. Против Китая Запад применил самое эффективное психологическое оружие. «Цивилизованные» европейцы с помощью Голландской и Британской Ост-Индских торговых компаний впервые на Востоке показали местным «туземцам» почем опиум для народа. Голландская Ост-Индская торговая компания, основанная в 1602 году, до конца 18 столетия осуществляла монопольную торговлю, в том числе чаем, медью, серебром, текстилем, шелком, пряностями и опиумом с Японией, Китаем и странами Южных морей. Голландцам принадлежала гениальная идея торговля опиумом в обмен на пряности (перец и гвоздику). Опиум выполнял так же роль мощного психологического оружия, подрывая моральных дух местных народов. Норма прибыли Компании от продажи пряностей в Европе составляла до 2500%.
В 1711 году Британская Ост-Индская компания основывает торговое представительство в Кантоне (Китай) для закупок чая, который покупали на серебро, а в дальнейшем в обмен на опиум, выращиваемый на плантациях Компании в Индии. Ввоз опиума достиг таких масштабов, что китайское правительство ввело смертную казнь за его контрабанду, что привело к Опиумной войне (1839-1842 гг.). Война закончилась победой Великобритании, передаче под юрисдикцию Лондона острова Гонконга и открытием китайских портов для торговли, в том числе опиумом. Великобритания успешно справилась с дефицитом торгового баланса, посадив китайцев на наркотическую иглу. В результате произошла депопуляция китайского населения, которое сократилось за последующие после войны сорок лет с 416 до 369 млн. человек, из которых 120 млн. стали наркоманами*.
Проводя исторические параллели, сегодня опиум как психологическое оружие используется против России. Благодаря агрессии Запада производство опиума в Афганистане достигло огромных масштабов. В результате образовался Великий путь «Слезы Аллаха» (сильнодействующего наркотика), который с помощью слабой, но исключительно коррумпированной власти России уничтожает бывшую великую державу.

В результате воздействия иностранного капитала в конце Х1Х века в Китае сформировалось два течения. Часть буржуазии и интеллигенции выступала за социальные и политические реформы в соответствии с европейскими технологиями. Консервативная бюрократия и масса народа видели угрозу в проникновении иностранного капитала. Власть выступала за политику «закрытых дверей» и «самоусиления».
Преимущественно молодые реформаторы, выступавшие за осуждение политики чрезмерного государственного вмешательства в экономическую жизнь, добились принятие соответствующих императорских указов. Однако это делалось в такой спешке, что реформы оказались непонятыми населением, а бюрократия их успешно саботировала. Умеренные буржуазные преобразования и «Сто дней реформ» закончились казнью без суда и следствия большинства руководителей модернизаторов. И только в коммунистическом Китае началось возрождение страны на пути мирохозяйственной интеграции. По иронии судьбы для этого вместо «ста дней реформ» потребовалось столетие проб и ошибок.

Советский Союз приложил немало усилий по реэкспорту на местную почву «железных» принципов марксизма, заимствованных в свою очередь в Западной Европе, где неприкаянным бродил призрак коммунизма. В конце 40-х годов в Китае началось воплощение в жизнь модели административного социализма: жесткая командная экономика, директивное планирование и суперустойчивая система, позволяющая контролировать дефицитные ресурсы для индустриализации страны, чтобы догнать и перегнать «бумажных тигров» капитализма. Как в период индустриализации СССР, наблюдались кратковременные, но впечатляющие темпы экономического роста. Уже в середине 50-х годов китайское руководство, осознав недостатки советской модели, стало искать свой путь построения социализма. Началась децентрализация административного социализма и делегирование власти на нижние уровни. В результате «большого скачка», когда гоняли, согласно партийным директивам, воробьев — злейших врагов урожая и трудящихся масс, выплавляли металл в доменных печах со всеми удобствами во дворе, наступил экономический крах. Советское руководство перешло к открытой борьбе с «китайским ревизионизмом». >
После социальных потрясений «культурной революции» в конце 70-х годов в Китае началась экономическая реформа, в основе которой геополитическая формула «одна страна — две системы». Социальная утопия Конфуция «Общество малого благоденствия» стала официальным символом социализма с китайской спецификой.
Главной геополитической задачей Китая стало воссоединение Гонконга, Макао и Тайваня в едином государстве-цивилизации.strong> Этому было подчинено создание специальных экономических зон, призванных обеспечить постепенную поэтапную трансформацию разных экономик. После воссоединения Гонконга с исторической родиной малоизвестным остается следующий факт. В действительности произошло только политическое воссоединение с Китаем и фактическое — с территорией специальной экономической зоны Шеньчьжень, выполняющей роль буфера. На внутренней границе Большого Сянгана с остальной территорией Китая после воссоединения число полицейских было увеличено на 40 тысяч, так как власть понимает, что многочисленные преференции требуют жесткого силового контроля. Так как налоговые и другие льготы в условиях слабого государства являются «манной небесной» для местных корпоративных групп и криминальных группировок. КНР и Великобритания являются гарантами, что после воссоединения в течение 50 лет в Сянгане не произойдет политических перемен. Другим гарантом является Тайвань, который будет потерян для КНР навсегда при изменении достигнутых правил.
Таким образом, завершается полуторавековой «эксперимент», начавшийся с насильственного захвата европейцами приморских территорий Китая, продолженный американской экспансионистской политикой «открытых дверей» и внешнеэкономической стратегией Японии, что в конечном итоге привело к появлению новых индустриальных стран, взращенных на рубеже цивилизаций, впитавших западный опыт свободного предпринимательства и местные культурно-исторические традиции. Возможно, впервые в мировой истории после эпохи эллинизма состоялась новая встреча Запада и Востока. Китай демонстрирует пример ненасильственной трансформации разных социально-экономических систем на основе модели умеренного развития, позволяющего избегать падения уровня жизни в переходной период.

Резюме

Самая протяженная во времени китайская цивилизация имманентно ориентирована на Великий порядок, основанный на социальной гармонии и справедливости. Иероглифическая письменность способствовала этнической консолидации и служила доказательством превосходства над другими народами.
Китайская геофилософия есть философия самого протяженного демографического пространства, преодоления возможного хаоса путем установления Великого Китайского порядка.
Великая цивилизационная геополитика Китая материализовалась в геополитике Стены и геополитике Пути. Великий Шелковый путь является символом открытости к внешнему миру, а Великая Китайская стена символизирует защиту китайских традиций и менталитета от внешних воздействий. В сочетании открытости и закрытости сформировался Великий китайский Порядок. Китай на протяжении многих веков стремится к сохранению единых границ государства и цивилизации, сочетанию избирательной открытости к внешнему миру с защитой китайских традиций и менталитета от внешних воздействий.

Литература

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. - Л.: Гидрометеоиздат, 1990.
Дергачев В.А. Великий китайский порядок. – В кн.: Дергачев В.А. Цивилизационная геополитика (Геофилософия). — Киев: ВИРА-Р, 2004.
Дергачев В.А. Великий путь «Слезы Аллаха». – Интернет-портал «Институт Геополитики».
Малявин В. Конфуций. – М.: Молодая гвардия, 1992 ЖЗЛ).
Малявин В.В. Китайская цивилизация. – М.: Астрель, АСТ, 2003.

>

* Первая Опиумная война. — http://ru.wikipedia.org/wiki/%
Марк Завадский Приход с профицитом. — http://expert.ru/printissues/expert/2009/01/prihod_s_proficitom/

Имперская геополитика. Великий час мировых империй

Просмотров: 137 | Добавил: atinne | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск

Календарь
«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Друзья сайта


Copyright MyCorp © 2016
Конструктор сайтов - uCoz